Операторы вагонов выступили против ограничения ввоза украинских колес

Дата новости: 15/10/2020

Вагонные операторы попросили вице-премьера Андрея Белоусова не ограничивать импорт железнодорожных колес c Украины. Причина возможных ограничений — слабый спрос из-за возросшего числа неиспользуемых вагонов

Союз операторов железнодорожного транспорта (СОЖТ; в союз входят «Нефтетранссервис», «Русагротранс», Федеральная грузовая компания, «Трансконтейнер», Первая грузовая компания и др.) обратился к первому вице-премьеру Андрею Белоусову, курирующему транспорт, с просьбой не вводить ограничения на импорт железнодорожных колес с Украины. Об этом говорится в письме, направленном Белоусову председателем президиума СОЖТ Игорем Ромашовым 13 октября. Письмо есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердил представитель союза.
Письмо направлено в преддверии совещания насчет цен на железнодорожные колеса, которое, как утверждает источник РБК в одном из операторов, Андрей Белоусов проведет с участниками рынка 14 октября. РБК направил запрос представителю первого вице-премьера.
Почему операторы против ограничения импорта
Как пишет глава СОЖТ, рынок производства колес в России представляет собой «олигополию с двумя крупнейшими производителями — Evraz Романа Абрамовича и партнеров и Объединенная металлургическая компания (ОМК) Анатолия Седых, — занимающими более 80% рынка, которые даже при снижении спроса продолжают диктовать ценовые условия».
На прошлой неделе источники РБК сообщили, что Минтранс предложил запретить импорт украинских железнодорожных колес и решение об этом может быть принято до конца 2020 года. Причина возможного введения ограничений — спрос на колеса на российском рынке стал ослабевать с четвертого квартала 2019 года. Это произошло во многом из-за возросшего количества вагонов, которые временно не используются, а мощностей Evraz (510 тыс. штук) и ОМК (850 тыс. штук) достаточно, чтобы полностью обеспечить потребности внутреннего рынка. До 21 января 2021 года украинские колеса облагаются антидемпинговой пошлиной в размере 34,22% от их стоимости, введенной Евразийской экономической комиссией (ЕЭК), но из-за падения спроса и на Украине эксперты указывали на риск демпинга со стороны украинских производителей.
Глава СОЖТ в письме Белоусову указывает, что на фоне снижения спроса цены на железнодорожные колеса снизились с 80–100 тыс. до 60–65 тыс. руб. за штуку, но это вдвое выше уровня 2018 года.
По данным Ромашова, в период пандемии ставки операторов и производство вагонов снизились вдвое, а доля железнодорожных колес в стоимости нового вагона составила 16–17%. В 2018 году она находилась на уровне 7–8%. В связи с этим он просит Белоусова создать условия для свободного оборота этой продукции.
Представитель одного из участников СОЖТ, «Трансконтейнера», подтвердил, что цены, несмотря на снижение с начала 2020 года, не достигли уровня 2017–2018 годов.
Что происходит с ценами на колеса
Федеральная антимонопольная служба (ФАС) в июле решила, что «дочка» ОМК в 2019 году, занимая доминирующее положение на рынке с долей 53%, в условиях дефицита совершила ряд действий, которые привели к росту цен на железнодорожные колеса более чем на 40%. Представитель ОМК заявил РБК, что компания не согласна с этим решением и подала документы для его оспаривания в суд.
Владелец ОМК Анатолий Седых в письме главе Минпромторга Денису Мантурову обосновал свое несогласие с выводами ФАС, писал «Коммерсантъ» (РБК также ознакомился с его письмом). Он утверждает, что служба «постфактум произвольно» установила предельную цену на колеса в 49–52 тыс. руб. при рыночной более 80 тыс. руб. Он также отметил, что за месяц после публикации решения ФАС компания получила иски от своих клиентов о возмещении убытков из-за покупки товара по монопольно высокой цене на 3 млрд руб.
Такой подход несет негативные последствия для различных отраслей экономики и для субъектов с долей рынка более 35%, поэтому требует внимания и компетентной оценки как на государственном уровне, так и внутри бизнес-сообщества, считает представитель ОМК. РБК направил запрос в Минпромторг, ФАС и Evraz.
По мнению Олега Москвитина, заместителя директора Института конкурентной политики и регулирования рынков НИУ ВШЭ, оспорить выводы ФАС относительно рынка цельнокатаных колес будет непросто. Для возможного судебного оспаривания важно, что аналитический отчет ФАС содержит описание предусмотренных законодательством этапов исследования и выводы о каждом из них, утверждает Москвитин, отмечая, что комиссия ФАС не ограничилась рассмотрением качественных характеристик рынка, а проанализировала структуру товаропотоков и взаимозаменяемости товаров, изменение долей участников рынка, а также уровни барьеров.

Светлана Бурмистрова, Мария Кокорева
Союз операторов железнодорожного транспорта (СОЖТ; в союз входят «Нефтетранссервис», «Русагротранс», Федеральная грузовая компания, «Трансконтейнер», Первая грузовая компания и др.) обратился к первому вице-премьеру Андрею Белоусову, курирующему транспорт, с просьбой не вводить ограничения на импорт железнодорожных колес с Украины. Об этом говорится в письме, направленном Белоусову председателем президиума СОЖТ Игорем Ромашовым 13 октября. Письмо есть в распоряжении РБК, его подлинность подтвердил представитель союза.
Письмо направлено в преддверии совещания насчет цен на железнодорожные колеса, которое, как утверждает источник РБК в одном из операторов, Андрей Белоусов проведет с участниками рынка 14 октября. РБК направил запрос представителю первого вице-премьера.
Почему операторы против ограничения импорта
Как пишет глава СОЖТ, рынок производства колес в России представляет собой «олигополию с двумя крупнейшими производителями — Evraz Романа Абрамовича и партнеров и Объединенная металлургическая компания (ОМК) Анатолия Седых, — занимающими более 80% рынка, которые даже при снижении спроса продолжают диктовать ценовые условия».
На прошлой неделе источники РБК сообщили, что Минтранс предложил запретить импорт украинских железнодорожных колес и решение об этом может быть принято до конца 2020 года. Причина возможного введения ограничений — спрос на колеса на российском рынке стал ослабевать с четвертого квартала 2019 года. Это произошло во многом из-за возросшего количества вагонов, которые временно не используются, а мощностей Evraz (510 тыс. штук) и ОМК (850 тыс. штук) достаточно, чтобы полностью обеспечить потребности внутреннего рынка. До 21 января 2021 года украинские колеса облагаются антидемпинговой пошлиной в размере 34,22% от их стоимости, введенной Евразийской экономической комиссией (ЕЭК), но из-за падения спроса и на Украине эксперты указывали на риск демпинга со стороны украинских производителей.
Глава СОЖТ в письме Белоусову указывает, что на фоне снижения спроса цены на железнодорожные колеса снизились с 80–100 тыс. до 60–65 тыс. руб. за штуку, но это вдвое выше уровня 2018 года.
По данным Ромашова, в период пандемии ставки операторов и производство вагонов снизились вдвое, а доля железнодорожных колес в стоимости нового вагона составила 16–17%. В 2018 году она находилась на уровне 7–8%. В связи с этим он просит Белоусова создать условия для свободного оборота этой продукции.
Представитель одного из участников СОЖТ, «Трансконтейнера», подтвердил, что цены, несмотря на снижение с начала 2020 года, не достигли уровня 2017–2018 годов.
Что происходит с ценами на колеса
Федеральная антимонопольная служба (ФАС) в июле решила, что «дочка» ОМК в 2019 году, занимая доминирующее положение на рынке с долей 53%, в условиях дефицита совершила ряд действий, которые привели к росту цен на железнодорожные колеса более чем на 40%. Представитель ОМК заявил РБК, что компания не согласна с этим решением и подала документы для его оспаривания в суд.
Владелец ОМК Анатолий Седых в письме главе Минпромторга Денису Мантурову обосновал свое несогласие с выводами ФАС, писал «Коммерсантъ» (РБК также ознакомился с его письмом). Он утверждает, что служба «постфактум произвольно» установила предельную цену на колеса в 49–52 тыс. руб. при рыночной более 80 тыс. руб. Он также отметил, что за месяц после публикации решения ФАС компания получила иски от своих клиентов о возмещении убытков из-за покупки товара по монопольно высокой цене на 3 млрд руб.
Такой подход несет негативные последствия для различных отраслей экономики и для субъектов с долей рынка более 35%, поэтому требует внимания и компетентной оценки как на государственном уровне, так и внутри бизнес-сообщества, считает представитель ОМК. РБК направил запрос в Минпромторг, ФАС и Evraz.
По мнению Олега Москвитина, заместителя директора Института конкурентной политики и регулирования рынков НИУ ВШЭ, оспорить выводы ФАС относительно рынка цельнокатаных колес будет непросто. Для возможного судебного оспаривания важно, что аналитический отчет ФАС содержит описание предусмотренных законодательством этапов исследования и выводы о каждом из них, утверждает Москвитин, отмечая, что комиссия ФАС не ограничилась рассмотрением качественных характеристик рынка, а проанализировала структуру товаропотоков и взаимозаменяемости товаров, изменение долей участников рынка, а также уровни барьеров.

Светлана Бурмистрова, Мария Кокорева
Источник: РБК
Вернуться к списку новостей